Имена переводчиков

Имена переводчиков

Я почитала книжки, которые самостоятельно выбрали дети, поохала над уровнем перевода и вернулась к нормальным детским книгам, которые читаю сама для дела. Тут же растаяла от просто блестящих переводов и захотела поговорить о чтении переводных книг. На уровне капитана Очевидности. 

Перевод текста – новый текст. Никогда, вообще никогда нельзя считать, что вы прочитали ту самую книгу, что написал автор, если вы прочли ее в переводе. У перевода всегда появляется второй автор. Это прописная истина, которая почему-то привычно остается за скобками. 

Многие верят, прямо со школьной скамьи, что читали Шекспира, и очень удивятся вопросу «в чьем переводе?» – не все ли равно? Нет, не все равно, особенно если подумать, почему же десятки литераторов считали, что имеет смысл внести свой голос в хор тех, чьими словами говорит по-русски Бард.

Из более свежих примеров можно вспомнить престижного Международного Букера, который вручается исключительно тандему автор-переводчик, и победители делят премию пополам. Потому что перенос смыслов, слов, знаков в новый язык имеет нескончаемое число вариантов. Не существует одного правильного перевода, который был бы мелким техническим шагом перед публикацией книги на иностранном языке. Чем-то вроде еще одного уровня коррекции – правильно ли расставлены русские дубликаты иностранных слов и фраз.

Даже подстрочник способен удивить тех, кто считает, что уж дословный перевод – точно плевое дело, посильное даже гуглу. Нет, это вообще больше похоже на гипертекстового Франкенштейна, когда каждое слово превращается в выпадающее меню со всем спектром его значений, каждый фразеологизм приводится с культурологической справкой о контекстах и уместности его употребления, любой намек на игру слов развернуто комментируется, а к реалиям находятся объяснения или аналоги. 

Что уж тут говорить о художественном переводе! Это всегда сотворчество. Я привыкла сама и приучаю своих детей смотреть не только на имя автора на обложке, но и искать имя переводчика под ней. Открывая новую книгу, я всегда припоминаю, какие другие тексты этого переводчика мы уже читали. 

Здесь я чувствую себя избалованной. Потому что имею дело в основном с детскими и подростковыми книгами, сделанными, как я говорю, «в ручном режиме» малыми издательствами, когда каждая книга – результат тщательной работы и бережного обращения с авторским замыслом на каждом этапе: от выбора книги на иностранном языке (а часто именно переводчики приносят издателям то, чем потом мы зачитываемся) до встреч с читателями и организации автограф-сессий, игр, а то и спектаклей.

Существует достаточно примеров, когда неудачный перевод губит русское издание. Можно хотя бы вспомнить, сколько копий было поломано в истории с переводами Джоан Роулинг и отчаяние ее поклонников, разыскивающих по барахолкам и букинистам не идеальные, но считающиеся меньшим из зол старые издания книг.

И меня переполняет благодарность издательствам, которые осознают, как много зависит от переводчика, и к самим переводчикам, которые могли бы быть «серьезными» литераторами и переводить «большую» взрослую прозу и поэзию, но работают для детей, создавая такие шедевры, что гильдия мастеров литературного перевода в 2014 году сдалась и назвала лучшим текст, адресованный детям, а с 2015 года в рамках своей премии «Мастер» и вовсе сделала отдельную номинацию для детской литературы. И достаточно заглянуть в длинные списки этой премии, чтобы узнать, на кого равняться.

В общем-то ради этого я и взялась сейчас писать. Чтобы помахать флажком и призвать родителей смотреть не только на имена на обложках. Это как с айсбергом: огромная часть остается под водой, а на поверхности видно всего лишь имя, иногда даже не на титульном листе, а в выходных данных. Но поверьте: за кадром кипит работа. И всякий раз, когда ваш ребенок смеется и радуется, замирает от волнения или облегченно выдыхает с переводной книгой в руках, он делает это благодаря, как минимум, двум людям. Хорошие переводчики открывают новых авторов и влюбляют в них издателей, днями размышляют над одним единственным словом и примеряют десятки подходящих вариантов в поисках идеального, составляют грамотные примечания и пишут глубокие предисловия или послесловия. Это люди с не меньшим литературным талантом, чем авторы, за которых они берутся. И у них тоже есть имена.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *